29.04.2011

Ездовые собаки России

Безымянный.jpeg
 Регионом происхождения ездового собаководства считают северо-восток  Евразийского материка (современные Камчатка, Корякия, Чукотка и Восточная Якутия) и северо-западную часть Аляски. Отсюда культура ездового собаководства постепенно распространилась в Восточном полушарии к югу до Китая и к  западу до Скандинавии, где настоящих ездовых собак не было, но скандинавы традиционно запрягали своих охотничьих собак в маленькие нарты (пулку). В Западном полушарии эскимосы на собачьих упряжках прошли по арктическим окраинам Северной Америки и заселили побережье острова Гренландия.  
  Самая древняя стоянка охотников с ездовыми собаками в высокоширотной Арктике обнаружена на о.  Жохова (Новосибирские острова) – возраст останков собак, упряжи и нарт составляет 7800-8000 лет. Кости собак в руинах древних поселений Чукотки насчитывают 2480-2630 лет.
Если на Аляске езда на собаках находилась в довольно примитивном состоянии, вплоть до Золотой лихорадки конца ХIХ в., то коренные народы  и русские старожилы Севера, Сибири и Дальнего Востока России добились больших успехов в  технике езды, под­готовке собак и управлении ими.  Недаром великий Амундсен, побывав в 1920 г. у русских старожилов Колымы, писал:  «В езде на собаках эти русские и чукчи стоят выше всех, кого мне приходилось видеть».  
  Особым достижением коренных народов России является северо-восточная нарта, называемая чукотской, или колымской. Легкая, собранная на ременных связях-амортизаторах, она обладает большой упругостью и прочностью и лучше других конструкций пригодна для езды по неровной мест­ности,  среди камней и торосов. Эта нарта, возникшая еще в эпоху неолита, без особых изменений существует и сейчас в двух вариантах — грузовом и беговом.  
На северных территориях России сложились  два типа аборигенных ездовых собак, которые имеют существенные отличия в конституции и, по мнению многих специалистов, происходят от разных предков.  
Первый тип – самоед. Эта  ездовая собака европейских и западносибирских ненцев настолько близка к ненецкой оленегонной лайке, что известный кинолог Э.И. Шерешевский даже не выделял её в отдельную породу. К сожалению, наша страна утратила поголовье аборигенных самоедов, но в регионах их исторического разведения еще сохранились высококровные метисы, от которых можно восстановить породу методом «вытеснения крови» (именно так восстановили зубра из гибридов с украинским скотом).
Второй тип представлен довольно крупными волкообразными собаками крепкого сложения,  которые в недалеком прошлом использовались населением Евразийской Арктики и прибрежных районов Дальнего Востока  – от Новой Земли до нижнего течения реки Амур и острова Сахалин включительно.  В рамках второго типа исторически сложились  породы, выделяемые по этногеографическому принципу: практически каждый народ, живший на морском побережье или вдоль больших рек, имел свою породу ездовых собак.   
  В 1946-1957 гг. специалисты-кинологи зафиксировали следующие породы ездовых собак России: гиляцкая (амурская и сахалинская группы), камчатская (ительменская и корякская группы), анадырская, чукотская, колымо-индигирская, енисейская. Ездовые собаки к западу от Енисея были признаны метисными группами. Лучшими породами ездовых собак России, отличающимися особой выносливостью, силой, работоспособностью и хорошей обучаемостью, по мнению специалистов, являются: 
 Гиляцкая – собака нивхов Приамурья и Сахалина, высота в холке кобелей и сук 52-62 см. Сахалинские нивхи особо ценили мощных  спокойных собак тигрового окраса с грубоватой головой и заметно укороченной мордой (признаки вероятного прилития крови мастифообразных собак). Гиляцкие собаки использовались как для езды, так и для охраны жилищ. В 1920-30-х гг. гиляцкая ездовая  успешно применялась в Красной Армии и считалась в СССР одной из лучших военных собак.  В 1972 г. у нивхов Сахалина автором настоящей статьи было выявлено только 8 упряжек, состоящих в основном из гиляцких собак и их высококровных метисов. Порода, видимо, исчезла в конце ХХ в. 
Колымо-индигирская - собаки низовьев Яны, Индигирки, Колымы, высота в холке кобелей и сук до 65 см. Порода создана в ХVII-XVIII вв. русскими старожилами на основе юкагирских собак. По сообщению В.Г. Чикачева, краеведа из знаменитого старожильческого села Русское Устье, в Якутии к 2000 г. осталась всего одна (!) упряжка колымо-индигирских ездовых. В настоящее время породу можно считать утраченной.  
Чукотская - собака азиатских эскимосов и береговых чукчей,  которые широко используют упряжки этих собак для охоты на морского зверя с припайных и дрейфующих льдов. Высота в холке кобелей и сук 53-65  см. В наши дни в поселках Чукотского полуострова существуют шесть достаточно крупных и достаточно обособленных групп чукотских ездовых и их метисов с привозными собаками. За последних 20 лет общая численность чукотских ездовых возросла примерно на 20%. 
 Согласно источникам середины XIX века, средняя скорость колымо-индигирских  упряжек  на трассах в  200-250 км составляла до 15-17 км/час, на длинных дистанциях – до 10 км/час. Легковая нарта могла пройти 250 км за 15 часов, 750 км –  за 3суток. По хоро­шей дороге упряжка из 12–14 собак везла неограниченно долго до 1 т груза, по бездорожью – не более 500 кг
 Современные чукотские ездовые проходят дистанции до 100 км со скоростью 20 км/час, длинные дистанции (400 км и более)  – от 6 до12 км/час в зависимости от сложности рельефа, глубины снега и силы встречного ветра. Чукотские собаки незаменимы при езде по морскому льду и горным тундрам, где ветры часто сдувают снег с каменных россыпей. Именно на них держится зимняя охота на морского зверя: охотник на упряжке едет  по трудно проходимому торосистому припаю (береговому льду) к чистой воде и везет с собой маленькую кожаную лодочку, чтобы достать из воды убитого зверя. Упряжка поможет выдернуть тюленя или моржа на лед, а потом привезет домой охотника и его добычу.  
Начиная с конца ХIХ в и до середины 1930-х гг. чукотские и колымо-индигирские собаки активно вывозились на Аляску для золотоискателей и дали начало американской заводской породе сибирский хаски, которая была зарегистрирована в США в 1932 г.. 
На Севере России собачьи упряжки были важным, кое-где даже единственным  видом зимнего транспорта вплоть до 1960–1970-х годов. Ими пользовались не только местные жители, но и все государственные службы,  включая пограничные войска и научные экспедиции.  Только на Камчатке в 1937 г. было 50700 собак, или свыше 4500 полных упряжек.  К 1970-м гг. закончилась работа упряжек по обеспечению Арктики и Дальнего Востока – повсюду собак заменила техника. Кинологи Центральной России быстро забыли о ездовых собаках, даже их названия исчезли из перечня отечественных пород; была забыта и великолепная  книга Э.И. Шерешевского, с соавторами  «Ездовое собаководство» (1946).  
Чукотские ездовые собаки были повторно «открыты» в начале 1980-х гг. Чукотской зоологической экспедицией Института эволюционной морфологии и экологии животных им. А.Н. Северцова АН СССР, которой руководила автор настоящей статьи. Для официального признания породы нужно было разработать её стандарт. В 1987–1992 гг. мои коллеги и я описали  и измерили 2500 собак в семи селах  Чукотки, а в 1988 г. удалось провести поголовную перепись упряжек одновременно во всех поселках Провиденского и Чукотского районов Чукотского А.О. На 4195 коренных жителей приходилось тогда 149 упряжек, объединявших 1594 собаки (не считая щенков). Из этого количества чистопородными по экстерьерным признакам и рабочим качествам можно было признать около 400 собак, остальные представляли собой метисов разной степени кровности.  
Параллельно шла работа на Камчатке по стандартизации аборигенной породы камчатская ездовая, несколько позже был разработан стандарт и для  таймырской ездовой. Общим итогом этой работы явилось внесение Министерством сельского хозяйства РФ в 2007 г. трех пород ездовых собак в списки пород российской селекции.  
Собственные данные и материалы коллег свидетельствуют о том, что за последние 20 лет общая численность ездовых собак Чукотки заметно возросла и улучшилась их кровность  благодаря оттоку привозных собак вместе с приезжим населением, покинувшим Чукотку в 1990-е гг. Количество ездовых собак на всей  Чукотке составляет примерно 4.000 голов. В наши дни это крупнейшая группа аборигенных арктических собак Евразии.  
 Закат ездового собаководства в России приходится на последнюю треть XX в. Распространение снегоходной техники, упадок пушной охоты и местного рыболовства,  массовые эпизоотии, причиной кото­рых были привозные собаки, а также голод  1990-х годов,  – все эти факторы практически уничтожили большую часть поголовья аборигенных ездовых собак. Уцелела и даже увеличила свою численность в 1990-е годы лишь  популяция  ездовых собак на Чукотском полуострове, где без них был бы невозможен  морской зверобойный промысел, который буквально спас тогда от голода коренное население Восточной Чукотки.
В течение своей долгой истории ездовые собаки играли большую роль не  только в хозяйственной, но и  духовной жизни коренных народов Севера этих народов. Они были культовыми и жертвен­ными животными, хранителями дома и семьи; с ними до сих пор связаны многие ритуалы и обычаи, подчеркивающие особые отношения собак с  владельцами. Языки многих народов содержат большой пласт лексики, связанный с ездой на собаках, их разведением и дрессировкой. Так, в языке азиатских эскимосов-чаплинцев существуют свыше 1200 терминов по езде на собаках. 
В настоящее время коренные жители Севера стремятся возродить ездовое собаководство, без которого жизнь кажется им неполной и ущербной. С начала 1990-х годов на Чукотке и Камчатке каждый год проводятся многодневные гонки на собачьих упряжках, НАДЕЖДА и БЕРИНГИЯ, протяженность их маршрутов достигает 1900–2100 км. В 2012 г. чукча Михаил Тельпин на своей рабочей упряжке из девяти чукотских ездовых участвовал в одной из самых трудных гонок –  ЮКОН КВЕСТ, сложнейшая трасса которой проходит по территории Аляски и Северо-Западной Канады и составляет около 1600 км. Отрадно, что Правительство Чукотского автономного округа, по словам его губернатора Р.В. Копина, «стремится сохранить ездовое собаководство как самобытное культурное явление, а самих ездовых собак – как древнюю аборигенную породу, важный элемент биологического разнообразия региона, и потому уделяет гонке НАДЕЖДА особое внимание».   

Л.С. Богословская,
доктор биологических наук,
вице-президент Российской федерации ездового спорта,
Институт Наследия, Москва


← Назад к списку новостей

ЕЗДОВОЙ СПОРТ

Ездовой спорт. Вид спорта, в котором спортсмены соревнуются между собой на снежной или грунтовой трассе, используя специальный спортивный инвентарь (лыжи, пулку, нарту, велосипед, упряжь) и тягловую силу собаки/собак.

В правилах вида спорта "ездовой спорт" предусмотрены соревнования лыжников - скиджоринг - 1-2 собаки, пулка; гонок упряжек, велосипедистов - байкджоринг; бегунов - каникросс.

Упряжка. Собаки, запряжённые в нарту (пулку).
Нарты. Род саней, используемых в ездовом спорте для перевозки гонщика.
Пулка. Род саней, приспособленных для перевозки небольшого груза.

Гонки упряжек на нартах: спринт – класс 4 собаки, спринт – класс 6 собак, спринт – класс 8 собак, средняя дистанция 40-100 км, многодневная гонка – мужчины и женщины соревнуются совместно, без разделения при определении мест. В дисциплинах «спринт – неограниченный класс» и «длинная дистанция 100+ км» – соревнуются только мужчины.
Пулка – соревнования лыжников с пулкой. Шнур, соединяющий пулку со спортсменом, прикрепляется к поясному ремню спортсмена. Соревнования и определение мест между мужчинами и женщинами проводится раздельно.
Скиджоринг – 1-2 собаки – соревнования лыжников. Шнур, соединяющий собаку/собак со спортсменом, прикрепляется к поясному ремню спортсмена. Соревнования и определение мест между мужчинами и женщинами проводится раздельно.
Байкджоринг – соревнования велосипедистов. Собака соединяется шнуром с велосипедом. Мужчины и женщины соревнуются совместно, без разделения при определении мест.
Каникросс – соревнования бегунов. Шнур, соединяющий собаку со спортсменом, прикрепляется к поясному ремню спортсмена. Соревнования и определение мест между мужчинами и женщинами проводится раздельно.

Соревнования в виде спорта "ездовой спорт" проводятся  по "правилам проведения соревнований по ездовому спорту", разработанных с учётом и в соответствии с правилами вида спорта "ездовой спорт", утверждённых приказом    № 238 Минспорттуризма России от 29 марта 2010 г. 

Раздел - Документы - "официальные документы".


Рейтинг@Mail.ru

 1c054f5c0d54ce17627fdcce6bc9dd42 (2).png   морошка.jpg Hills006045.jpg данлер.jpg  Logo Liod.png

Новости

правила вида спорта "ездовой спорт"


Утверждены правила вида спорта "ездовой спорт".
Подробнее...

Положение о спортивных судьях. Пр. 913 от 30.09.15 г.


УТВЕРЖДЕНО приказом Министерства спорта Российской Федерации
от «30» сентября 2015 г. № 913 "Положение о спортивных судьях"
Подробнее...

"Кубок РФЕС 2015" Шихово


11 октября 2015 г. в Дмитровском районе Московской области, пос. Шихово, состоятся соревнования по бесснежным дисциплинам ездового спорта «Кубок РФЕС – 2015»
Организаторы соревнований: ОФССОО «Российская федерация ездового спорта» (далее РФЕС), ООО "Горизонт-Н", при информационной поддержке Министерства физической культуры и спорта Московской области. 

Подробнее...

ЧиП РФЕС 2015, г. Пересвет МО


Чемпионат и Первенство РФЕС 2015 г. по зимним дисциплинам ездового спорта, г. Пересвет МО
Подробнее...


Новости 1 - 4 из 37
Начало | Пред. | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 | След. | Конец Все